Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава

Случилось это происшествие недалеко от остановки Куракакэбаси. К счастью, ему попался свободный рикша. Он кое-как вполз в телегу и, все еще не внутри себя, поторопился к Хигасирёгоку. Сердечко его учащенно билось, содранные колени болели, и вприбавок, напуганный происшествием, он всегда боялся, вроде бы не перевернулась телега, в какой Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава он посиживал, так что был ни живой, ни мертв. К тому же, когда рикша подвез его к Рёгоку-баси, он, лицезрев, что в небе над Кокугиканом темные облака, подернутые серебристо-мутной дымкой, а на аква глади широкой реки голубоватые, как крылья бабочек сидзими[126], паруса, впал в мрачное угнетение, полагая, что близок час Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава его смертной разлуки с О-Тоси, и невольно слезы заполнили его глаза. Потому, когда рикша перешел через мост и опустил в конце концов свои оглобли у ворот дома Тай-сан, душа его как будто окаменела: он уже не знал, или ликовать ему, или грустить. Всунув в руки удивленного Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава рикши безмерно огромную горсть монет, он здесь же нырнул в лавку Тай-сан.

Лицезрев лицо Синдзо, Тай-сан чуть не за руку потащил его в заднюю гостиную и, заметив ссадины на руках и ногах компаньона и порванное хаори, изумленно спросил: «Что с тобой?! Ты в таком виде?!» — «С трамвая свалился Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава,— ответил Синдзо.— Выпрыгнул у Куракакэбаси и встал на четвереньки».— «Должен же быть предел глупости! Ты ведь не из деревни. А зачем для тебя пригодилось там выпрыгивать?» — спросил Тай-сан. Здесь Синдзо поведал Тай-сан о чудесах, которые произошли с ним в трамвае. Тот выслушал все от начала до Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава конца, не по привычке для него нахмурился и пробормотал для себя под нос: «Да, плохи наши дела. Уж не попалась ли О-Тоси». Услышав имя О-Тоси, Синдзо вдруг заволновался и строго спросил: «Что означает попалась? Какое дело ты поручил ей?» Но Тай-сан, не отвечая, продолжал Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава смущенно бурчать: «Возможно, это моя вина. Если б я не проговорился для тебя по телефону, что передал ей записку, старуха не пронюхала бы о моем плане». И Тай-сан даже вздохнул от огорчения. Терпение Синдзо лопнуло, и он заорал сурово, дрожащим голосом: «Будет очень безжалостно с твоей стороны, если ты на данный Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава момент же не расскажешь о собственном плане. Из-за тебя я страдаю вдвойне».— «Конечно, вдвойне страдаешь,— произнес Тай-сан, успокаивая его жестом.— Вдвойне. И я отлично понимаю тебя. Но знай: это безизбежно. Ведь у нас таковой неприятель, как старуха. Я и взаправду думаю: промолчи я о записке, которую Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава передал О-Тоси, дела наши, может быть, шли бы сейчас лучше. Так как старуха смотрит за каждым твоим шагом, а после того разговора по телефону и с меня глаз не спускает. Но со мной таких чудес, как с тобой, еще не бывало, так что я буду держать Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава все у себя в голове, сколько бы ты ни сердился, пока не узнаю однозначно, что мой план не удался». Тай-сан уверял и утешал Синдзо, тот же, все еще беспокоясь об О-Тоси, сурово сдвинув брови, нападал на Тай-сан: «Не случилось ли все таки какого-либо несчастья с Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава О-Тоси?» На что Тай-сан только промычал неопределенно: «Гм!» — и задумался. Позже спохватился, и, стремительно взглянув на стенные часы, произнес: «Я беспокоюсь. Давай-ка, не заходя в дом к старухе, походим там около, поглядим». Синдзо, естественно, тотчас же согласился. Так как тоже не мог больше посиживать складя руки, не Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава находил для себя места. Через каких-нибудь 5 минут оба они в хаори поспешно вышли из дома Тай-сан.

Но не прошли они и полквартала, как услышали за спиной топот. Оба сходу обернулись, но подозрительного никого не нашли — мальчишка из лавки Тай-сан бежал за владельцем, таща на плече Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава зонт «змеиный глаз». «Зонтик, что ли, принес?» — «Ага, приказчик повелел взять,— похоже, дождик будет».— «Мог бы и для гостя захватить!» — натянуто улыбнувшись, произнес Тай-сан. Мальчишка растерянно почесал в затылке и, неуклюже поклонившись, со всех ног понесся назад в лавку. И вправду, над головой громоздились темные ливневые облака, а Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава небо, просвечивающее где-то через было зловеще-холодного, как блестящая сталь, цвета. Синдзо, шагая рядом, с Тай-сан, заметив цвет неба, снова пошевелил мозгами о сумрачном предвестии и молчком ускорил шаг в мгле, не поддерживая беседы со спутником. Тай-сан мелко трусил за ним, озабоченно вытирая пот, но позже это Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава ему надоело, и он не спеша пошел следом под зонтом, посматривая время от времени с жалостью на спину друга. У Итинобаси они свернули на лево, и, когда пришли к набережной Исигаси, где Синдзо и О-Тоси лицезрели в сумерках большой глаз, сзади их нагнал рикша. Он промчался мимо Тай-сан, и Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, когда Тай-сан увидел человека, сидячего в коляске, он вдруг нахмурился и звучно окрикнул Синдзо: «Эй, остановись!» Синдзо поневоле тормознул, без охоты обернулся на друга и спросил недовольно: «Ну что там?» Тай-сан поспешно догнал его и задал ему странноватый вопрос: «Ты лицезрел лицо человека, который только-только Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава проехал на рикше?» — «Видел. Худощавый мужик в черных очках»,— с подозрением ответил Синдзо и опять зашагал вперед. Тай-сан, не отступая, произнес вдруг многозначительно: «Знаешь, это мой неизменный клиент, биржевой игрок по прозванью Кагисо. Я думаю, уж не он ли имеет виды на О-Тоси? Не то чтоб я был Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава очень уверен, но мне почему-либо так показалось».— «Показалось, наверно»,— бросил Синдзо невесело, шагая мимо той бани «Лепестки персика», не смотря на вывеску. Но Тай-сан, указывая зонтом, куда идти, произнес: «Нет, не показалось. Посмотри! Рикша тормознул у дома старухи». И он торжествующе поглядел на Синдзо. И вправду, тот Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава рикша, что пробежал мимо их, посиживал сейчас, похоже, меж оглоблями собственной коляски, задом к ним, с золотым гербом на спине, под низковато свесившимися ветвями ветлы, ожидавшей дождика.

При виде рикши невеселое лицо Синдзо незначительно ожило, но он все так же однообразно и скучновато ответил: «Ведь у старухи не только Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава лишь Кагисо бывает, другие биржевые маклеры тоже заходят погадать». Тем временем они уже поравнялись с лавкой штукатура, примыкающей с домом старухи О-Сима. Не настаивая на собственной версии, Тай-сан не спускал глаз с окружностей и, как будто прикрывая собой Синдзо, пошел рядом с ним. Прижавшись Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава друг к другу плечами, они прошли мимо дома старухи О-Сима. Не поворачивая головы, искоса глянули на дом, пытаясь увидеть чего-нибудть необыкновенное, но не узрели ничего, не считая коляски рикши, на которой приехал жених. Сейчас они лицезрели ее поблизости: рикша с окурком сигареты «Батт» за ухом читал газету Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, сидя среди глубочайшей колеи, оставленной резиновыми шинами как раз напротив отверстия для стока воды из дома штукатура. Все другое: и бамбуковое решетчатое окно, и замызганная решетчатая входная дверь, и камышовая дверь были совсем такими, как до этого, не поменялся и цвет старенькых сёдзи, и в доме было тихо, как в Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава глухом лесу, точно так же, как и на деньках. Хоть бы мелькнул случаем рукав умеренного синего кимоно О-Тоси! Они прошли мимо дома старухи О-Сима к примыкающей с ней лавке хозяйственных продуктов. Их духовное напряжение нисколечко не уменьшилось, напротив, они были очень удручены оттого, что надежды их Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава упали.

Но, когда они приблизились к хозяйственной лавке, заваленной свертками туалетной бумаги «Асакуса», мочалками в виде черепахи, порошками для мытья головы и завешанной большенными красноватыми фонарями с надписью «Ароматические палочки от москитов», они узрели... О-Тоси, которая стояла в лавке и разговаривала с дочерью владельца. Они переглянулись и, не длительно думая, бодро Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава кинулись с развевающимися подолами хаори прямо в лавку. Почувствовав, что кто-то вошел, О-Тоси обернулась, и бледноватые щеки ее немного порозовели, но она постаралась скрыть свое волнение от дочери владельца лавки. Стоя под ветвями ветлы, спускавшимися прямо ей на плечи, она, с трудом сдерживая удовлетворенность Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, только воскрикнула удивленно: «Ах, это вы?» Тогда и Тай-сан, стараясь быть размеренным, немного прикоснулся к собственной соломенной шапке и, как ни в чем же не бывало, спросил: «Ваша матушка дома?» — «Да»,— ответила О-Тоси.— «А вы почему здесь?» — «Я вышла приобрести писчей бумаги, гость попросил...» — промолвила О-Тоси и еще Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава не успела договорить, как в лавке, затененной ветвями ветлы, стало вдруг еще темнее и по красноватым фонарям с рекламой благоуханных палочек от москитов вдруг резко хлестнули косые прохладные нити дождика. Листья ветлы затрепетали, и здесь же громыхнул гром. Воспользовавшись этим, Тай-сан, выскакивая из лавки, забавно засмеялся, смотря на О Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава-Тоси и дочь владельца лавки, и произнес: «Не могли бы вы передать матушке, что я пришел к ней погадать, спросил ее у ворот, но никто не откликнулся,— видно, принципиальный гость у нее заболтался». Очевидно, ничего не знавшая дочь владельца лавки не должна была увидеть, как ловко разыграл Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава он спектакль. «Тогда иди быстрее, О-Тоси!» — поторопила она даму, а сама, подгоняемая дождиком, стала убирать красноватые фонари с рекламой ароматичных палочек от москитов. «Пока, тетушка!» — произнесла О-Тоси и вышла из хозяйственной лавки вкупе с Тай-сан и Синдзо. Не останавливаясь у дома старухи О-Сима, они поторопились к Хитоцумэ Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, загораживаясь от больших капель дождика зонтиком. По правде говоря, пару минут не только лишь влюбленные, да и обычно не унывающий Тай-сан задумывались, что наступил самый решительный момент, когда жребий брошен и нужно ожидать, что выпадет: чет либо нечет. До набережной Исигаси они, как будто сговорившись, шли Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава молчком, опустив глаза, не обращая внимания на усилившийся ливень.

Меж тем они подошли к сторожевым псам, и Тай-сан, подняв голову, обернулся к влюбленным: «Это, молвят, самое неопасное место, так что переждем здесь дождь». Укрывшись зонтиком, они прошли меж нагромождениями камешков к навесу в углу набережной, покрытому циновкой. Дождик усилился Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава и висел сплошной белоснежной пеленой, так что не было видно обратного берега реки Татэкавы, и одна циновка, естественно, не выручила бы их. Не считая того, капли дождика, смешанные с запахом увлажненной земли, проникая под навес, оплетали их, как туман. Потому, не закрывая зонтика, они сели рядышком на Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава полуобтесанный камень, напоминающий столб ворот, и Синдзо здесь же заговорил: «О-Тоси, а я задумывался, что больше уже не увижу тебя». Здесь через пелену дождика опять зигзагом сверкнула бледноватая молния и, как будто разверзая облака, грянул гром. О-Тоси невольно опустила голову с прической «бабочка» на колени и некое время посиживала, не Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава двигаясь. Позже, подняв безжизненно бледное лицо и устремив мертвенные глаза на струи дождика за циновкой, тихо произнесла: «Я уже совершенно решилась».— «Самоубийство!» — как будто фосфором выжгло эти слова в мозгу у Синдзо. Тай-сан, сидя меж ними с огромным зонтиком, озираясь по сторонам, бодреньким голосом воскрикнул Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава: «Выше голову! И ты, О-Тоси, не унывай. Смотрите! В такое время бог погибели любит шастать по углам. И к тому же гость, который посиживает у старухи, — биржевой маклер Кагисо. Я слышал краем уха, что это тот маклер, который желает взять тебя в супруги, О-Тоси. Не так ли?» Тем Тай-сан Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава повернул разговор в подходящую сторону. И О-Тоси, как будто очнувшись ото сна, посмотрела ясными очами на Тай-сан и с досадой ответила: «Да, это он».— «Гляди-ка! Как я и предполагал»,— произнес Тай-сан и торжествующе посмотрел на Синдзо. Но здесь же с суровым видом обернулся Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава к О-Тоси и, утешая ее, произнес твердо, по-мужски, что придало убежденности и Синдзо: «В таковой дождик даже Кагисо пробудет в доме старухи еще минут 20 — 30. Тем временем расскажи мне, удался ли мой план. Если не удался, мужчины должны идти на риск. Я отправлюсь в дом старухи и попробую Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава побеседовать с ней». Здесь снова грянул гром, и, невзирая на то, что был денек, большие молнии безпрерывно хлестали по дождику, низвергающемуся с неба, как водопад. Но О-Тоси стояла на собственном, позабыв даже о печали. Лицо ее было не просто прекрасно, а как-то необычно. Дрожащими губками,— они Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава были, как обычно, колоритными,— она шепнула чуток слышно: «Старуха все вызнала...» И, горько вздыхая и то и дело прерывая собственный рассказ, она поведала им под циновкой в эту ужасную грозу все, что с ней вышло. Услышав ее рассказ, они сообразили, что план Тай-сан, о котором не знал Синдзо, намедни ночкой Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава провалился.

Когда Тай-сан услышал от Синдзо о том, что старуха О-Сима, вселив в О-Тоси духа Басару, выяснит у нее его веления, его сходу озарила такая идея: а что, если О-Тоси притворится, как будто она уже впала в беспамятство, и от имени духа Басары одурачит старуху Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава. Это самый обычный выход из положения, и, как я уже поведал вам ранее, когда Тай-сан прогуливался гадать по поводу местоположения собственного дома, он потихоньку засунул ей записку, в какой выложил этот план. О-Тоси помыслила: чтоб выполнить загаданое, необходимо перейти достаточно шаткий мостик, но потому что другого, более качественного Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава плана избежать нависшее над ними несчастье не оказалось, то на последующее утро она, решившись, передала Тай-сан записку со словами: «Согласна». В двенадцать часов ночи старуха, как обычно, погрузилась в воду реки Татэкавы и потом приступила к вселению духа Басары в О-Тоси. И здесь она столкнулась с Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава неожиданным препятствием. Но до того как поведать вам подробности, необходимо рассказать о необычном методе старухи вселять духа, невообразимом в этом мире. Когда старуха начинала свои манипуляции, она раздевала О-Тоси до набедренной повязки, связывала ей руки высоко за спиной, распускала волосы и сажала посреди черной комнаты лицом к северу Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава. Потом сама раздевалась донага, брала в левую руку свечу без канделябра, в правую зеркало и становилась перед О-Тоси, ждя услышать из ее уст потаенное веление. Она приближала зеркало к О-Тоси и страдательно молилась — только от 1-го этого рядовая дама, непременно, растеряла бы сознание. Глас старухи становился все Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава громче и громче. Поставив зеркало вертикально, она равномерно надвигалась на даму и безпрерывно истязала ее до того времени, пока та, может быть, в страхе перед зеркалом, не падала навзничь с завязанными руками на циновку. Тогда старуха подползала, как будто пресмыкающееся, пожирающее трупы, к упавшей девице и, тяжело Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава нависнув над ней, заставляла глядеть снизу ввысь в наизловещее зеркало, освещенное свечой. Тогда и этот самый дух Басара, как болотный газ, поднимающийся со дна старенького омута, бесшумно возникал в мгле и неприметно проникал в тело О-Тоси. Вперив в старуху глаза, трепеща всем телом, она, не дыша, давала потаенные ответы на Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава злые вопросы старухи. В ту ночь старуха снова собиралась вселить духа Басару в О-Тоси. О-Тоси же, как обещала Тай-сан, намеревалась притвориться нечуткой, а сама, улучив момент, внушить старухе волю духа Басары, чтоб она не смела препятствовать любви 2-ух влюбленных. Все старухины вопросы она решила бросить без Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава ответа, делая вид, что дух ничего не произнес ей. Но, смотря в малюсенькое, но ослепительно сверкающее зеркало, она ощутила, что неприметно себе может утратить сознание. Старуха всегда была настороже, безпрерывно вопрошала ее о велении духа, внимательно глядела в лицо О-Тоси, так что нереально было улучить момент и отвести Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава глаза от зеркала. Испуская загадочный свет, зеркало страшнее рока нависало над женщиной, ловя ее взор. Однообразный глас опухшей старухи, нашептывающей вопросы, неприметно стал обхватывать душу О-Тоси со всех боков, как будто невидимый глазу паук, и она равномерно впала в состояние на грани бодрствование и сна. Сколько времени это Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава длилось, О-Тоси и сама не могла позже вспомнить, даже примерно. Ей показалось, что мучения ее продолжались всю долгую ночь напролет; сколько она ни старалась, в конце концов она все таки попала в загадочною ловушку, которую сделала ей старуха. В мерцающем свете свечки нескончаемо кружились темные бабочки Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, огромные и мелкие, подымалиь к потолку, зеркало куда-то пропало, и она погрузилась, как обычно, в тяжкий сон.

О-Тоси поведала все это под шум дождика и раскаты грома с некий необычной решимостью. Тай-сан и Синдзо, всегда пристально ее слушавшие, вздохнули, как будто сговорившись, и переглянулись. Они были готовы к тому Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, что план провалится, и все таки, услышав подробности, еще острее ощутили всю силу ее отчаяния. Некое время они, как будто глухонемые, стояли молчком и рассеянно слушали шум ливня, низвергавшегося с неба. Позже Тай-сан, видимо, воспрянул духом и, обращаясь к О-Тоси, мрачневшей у их на Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава очах,— пожалуй, это была реакция на сильное возбуждение, охватившее ее,— спросил, вроде бы подбадривая: «И ты совсем не помнишь, что с тобой тогда было?» — «Совершенно»,— ответила она. Позже, боязливо, с мольбою подняв на Тай-сан глаза, горько добавила: «Когда я в конце концов пришла в себя, уже рассвело». И, закрыв лицо Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава рукавом, тихонько зарыдала. Меж тем на небе не только лишь не было видно никакого просвета, напротив, над их головами так грохотало, что казалось, того и гляди, на их обвалится гром, а молния, то и дело заглядывавшая под циновку, казалось, выжжет глаза. Синдзо, сидевший бездвижно, вдруг быстро вскочил Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава и, очень изменившись в лице, собрался выскочить из-под навеса прямо в разгулявшуюся грозу. В руке у него вдруг оказалось долото, видимо, оставленное каменотесом. Лицезрев это, Тай-сан откинул зонтик, в мгновение ока догнал Синдзо и ухватил его за плечи. «Ты что, рехнулся?» — кликнул он, силой пытаясь увести его Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава назад. Синдзо не своим, каким-то высочайшим голосом завопил в беспамятстве: «Отпусти! Я умру либо убью эту старуху. Другого пути нет». — «Не гласи глупостей! Ты же знаешь, там на данный момент посиживает этот Кагисо. Я сам туда схожу».— «Как же! Станет он слушать твои мольбы, когда желает жениться на О-Тоси. Лучше Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава отпусти меня. Ведь ты же мне друг».— «Ты запамятовал об О-Тоси! Что с ней будет, если ты поступишь настолько бездумно?!» Так они препирались, и здесь Синдзо ощутил, как две нежные дрожащие руки прочно опутались вокруг его шейки, и увидел устремленные на него грустные, полные слез глаза, излучавшие Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава печальный свет. И через шум дождика до него донесся чуть слышный шепот: «Позвольте мне умереть совместно с вами». Здесь раздался громкий треск, как будто разверзлось небо,— видно, кое-где совершенно рядом грянула молния,— и совместно с громом перед их очами вспыхнули фиолетовые искры. Синдзо свалился без сознания на Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава руки друга и возлюбленной.

Прошло некоторое количество дней. Синдзо очнулся в конце концов от долгого забытья, схожего на дурной сон. Он лежал на втором этаже собственного дома в Нихонбаси с пузырем льда на лбу. У изголовья стояла бутылка с лекарством, лежал градусник и стоял небольшой горшочек со свежайшими лазуревыми Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава вьюнками. По всей вероятности, было еще утро. Ливень, раскаты грома, старуха О-Сима, О-Тоси — все это смутно пронеслось в его памяти, он невольно повел очами в сторону — там у камышовой двери с обеспокоенным лицом посиживала все еще бледноватая О-Тоси с прической «бабочка». Лицезрев, что Синдзо очнулся, она Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава немного побагровела и уважительно спросила: «Молодой владелец пришел в себя?» — «О-Тоси!» — шепнул Синдзо имя возлюбленной с таким чувством, как будто он все еще лицезреет сон. И здесь у изголовья внезапно раздался бодренький глас Тай-сан: «Ну вот, наконец! Лежи! Лежи! Для тебя нужно лежать как можно спокойнее Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава». — «И ты тут?!» — «И я тут, и матушка твоя тут. Доктор только-только ушел». Синдзо оторвал глаза от О-Тоси и стал глядеть в другую сторону, как будто разглядывая что-то дальнее; у изголовья вправду посиживали матушка и Тай-сан, которые с облегчением переглянулись. Синдзо, только-только пришедший в себя, никак Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава не мог осознать, как после той ужасной грозы он очутился в собственном доме на Нихонбаси, и потому он только смотрел ошеломленно на троих людей, сидячих рядом. «Ну вот, сейчас все в порядке, сейчас ты должен хорошо есть, чтоб поскорее поправиться»,— бережно произнесла матушка. «Успокойся. Ваши с О-Тоси Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава мольбы дошли до бога. Старуху О-Сима уничтожило молнией, когда она разговаривала с Кагисо»,— произнес еще больше бодреньким, чем всегда, голосом Тай-сан. По щеке Синдзо, окутанного странноватым чувством, не то радостью, не то печалью, невольно потекли слезы, и он закрыл глаза. Троим, которые были рядом, показалось, наверное, что он опять Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава растерял сознание. Они засуетились, и Синдзо опять открыл глаза. «Ты что нас пугаешь! — произнес Тай-сан и нарочно звучно прищелкнул языком.— Успокойся. Пташка только-только рыдала, а сейчас смеется»,— произнес он, оглядываясь на дам. И Синдзо, подумав о том, что в этом мире больше не существует загадочной Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава старухи, ощутил, как губки его расплылись в ухмылке. И, насладившись этой счастливой ухмылкой, он посмотрел на Тай-сан и спросил: «А Кагисо?» — «Он исключительно в обморок упал»,— смеясь, ответил Тай-сан, вдруг замялся, но позже, видимо, отважился. «Я вчера навестил его и слышал от него самого, как будто О-Тоси, когда Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава в нее вселился дух Басара, всегда говорила старухе, что та поплатится жизнью, если будет мешать вашей любви. Старуха же помыслила, что О-Тоси нарочно разыгрывает перед ней спектакль, и на другой денек, когда к ней пришел Кагисо, была взбешена и всегда как будто говорила, что разлучит вас Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, даже если для этого ей придется пойти на убийство. Стало быть, мой план будто бы бы и провалился, но в то же время все случилось приблизительно так, как было задумано. Не правда ли? Старуха пошевелила мозгами, что О-Тоси притворяется, потому и загубила себя. Вроде бы то ни было, все Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава это так внезапно. Я сейчас уж и не знаю, злой этот дух Басара либо добрый»,— произнес он с недоумением. Слушая его рассказ, Синдзо не переставал удивляться той потусторонней силе, которая все эти деньки держала его в собственных лапах. Позже он пошевелил мозгами о том, что все-таки Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава с ним было с того времени, как они попали в грозу, и он спросил: «А я? Что со мной случилось?» Сейчас уже О-Тоси заместо Тай-сан поведала ему проникновенно о происшедшем: «А вас сходу с набережной Исигаси отвезли на рикше к наиблежайшему медику. Оттого ли, что вы промокли под ливнем Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, либо еще почему-нибудь, только у вас сделался ужасный жар, и вас привезли домой к закату солнца совершенно без памяти». Тай-сан с удовлетворенным видом придвинулся к нему и произнес: «Благодаря твоей матушке и О-Тоси жар в конце концов спал. Целых три денька они не смыкали глаз у твоей Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава постели, пока ты бредил в беспамятстве. Все заботы о заупокойной службе по старухе О-Сима взял на себя я. Нет человека, о котором бы твоя матушка не позаботилась»,— продолжал Тай-сан, все еще стараясь подбодрить друга. «Спасибо, матушка!» — произнес Синдзо. «Ну что ты! Лучше поблагодари Тай-сан»,— ответила матушка Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава. У отпрыска, у мамы, ну и у О-Тоси и Тай-сан навернулись на глаза слезы. Но Тай-сан, как и подобает мужчине, тотчас же заговорил бодреньким голосом: «Как! Уже три часа! Тогда я покидаю вас». И он приподнялся с колен. «Три часа? Разве еще не Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава утро?» — сдвинув недоверчиво брови, спросил как-то удивительно Синдзо. Удивленный Тай-сан воскрикнул: «Ты что, шутишь? — И, вынув из-за пояса часы, открыл крышку и собирался показать часы Синдзо, но, заметив, что Синдзо глядит на цветочки, стоящие у его изголовья, усмехнулся забавно и произнес: — Этот цветок был самым возлюбленным у О Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава-Тоси в доме старухи. Он зацвел в тот дождливый денек фиолетовыми цветами, и, представь для себя, цветочки до сего времени не завяли. О-Тоси нередко нам гласила: раз цветочки зацветают, ты обязательно поправишься. Вот ты и очнулся. Тоже волшебство, но какое удовлетворенное, не правда ли?»

1919, сентябрь - октябрь

Бал[127]

ечер 3 ноября 1886-го[128]. Акико Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, семнадцатилетняя женщина, подымается вкупе со своим папой по широкой лестнице в клубе «Рокумэйкан»[129], где должен состояться бал. Освещенная колоритными газовыми фонарями лестница по обеим сторонам обсажена 3-мя рядами больших хризантем[130], схожих на искусственные. В 3-ем ряду — красноватые хризантемы, во 2-м — ярко-желтые, в первом — белые. Их Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава лепестки свисают бахромой. Из танцевального зала, выходящего на верхнюю площадку лестницы, где ряды хризантем кончаются, безудержно льются исполненные ликования бравурные звуки оркестра. Акико с юношества учили французскому языку и танцам. Но в ее жизни это был 1-ый реальный бал. Потому по дороге сюда, сидя в коляске, она рассеянно отвечала время Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава от времени заговаривавшему с ней папе. Так глубоко в сердечко девицы пустило корешки беспокойство, которое быстрее можно было именовать радости ной опаской. Пока коляска не тормознула у клуба «Рокумэйкан», Акико нетерпеливо посматривала на проплывавшие мимо редчайшие фонари, меркло освещавшие токийские улицы.

Но как она вошла в клуб, произошел Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава случай, заставивший ее сразу запамятовать о тревоге. Приблизительно на середине лестницы они с папой поравнялись с поднимавшимся впереди их китайским дипломатом. Достаточно полный, он посторонился, пропуская их, и устремил на Акико восхищенный взор. Бледно-розовое бальное платьице, роскошная голубая бархотка вокруг шейки, ароматная роза в густых волосах — вправду, в тот вечер Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава Акико, потрясшая своим видом китайского дипломата с длинноватой косой, вроде бы олицетворяла собой красота японской девицы, приобщившейся к цивилизации. А здесь еще сбегавший с лестницы юный японец во фраке невольно тормознул и, чуток повернув голову, тоже стал с восхищением глядеть вослед Акико. Позже, спохватившись, поправил белоснежный галстук и опять заспешил Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава вниз, в вестибюль.

Акико с папой поднялись на 2-ой этаж, где у входа в зал гостей с достоинством приветствовали хозяева — граф с поседевшими бакенбардами и увешанной орденами грудью и его супруга, которая была старше собственного супруга, в кропотливо обмысленном туалете в стиле эры Людовика XV. От Акико не укрылось Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава восхищение, показавшееся на бесстрастном лице графа, когда он ее увидел. Отец Акико, человек доброжелательный, отрадно улыбаясь, представил дочь графу и его супруге. Акико то робела, то ликовала. Но обуревавшие даму чувства не помешали ей поймать в лице надменной графини что-то вульгарное.

Танцевальный зал тоже был Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава весь украшен буйно расцветающими хризантемами. Всюду в запахе духов бесшумно плыли волны узоров, цветочки, веера из слоновой кости, которыми в ожидании кавалеров обмахивались дамы. Акико сразу оставила отца и присоединилась к одной из этих сверкающих групп. Она состояла из женщин, на вид ровесниц, в практически схожих голубых и розовых платьицах. Они Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава повстречали Акико радостным щебетаньем, наперерыв восхищаясь ее красотой, тем, как волшебно она сейчас смотрится.

Не успела Акико присоединиться к подругам, как к ней внезапно подошел морской офицер — француз и, вытянув руки по швам, обходительно поклонился на японский манер. Акико ощутила, что ее щеки зарделись. Она сходу сообразила Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, что значит этот поклон, и, повернувшись к стоявшей рядом с пей девице в голубом платьице, попросила ее подержать веер. В ту же минутку офицер, обходительно улыбнувшись, внезапно обратился к Акико по-японски, хотя и с акцентом.

— Разрешите пригласить вас на танец?

И Акико закружилась с офицером в вальсе «Голубой Дунай». У него Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава было загорелое лицо с правильными чертами, густые усы. Акико чуть доставала рукою в длинноватой перчатке до плеча собственного кавалера, но, вкусивший вкус в танцах, он без усилий вел Акико в массе вальсирующих, шепча ей на ухо комплименты на певучем французском языке. Женщина отвечала офицеру робкой ухмылкой и Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава временами посматривала по сторонам, осматривая зал. Под ниспадавшей широкими складками драпировкой из шелкового фиолетового крепа с вышитыми на ней гербами правительского дома и под китайскими муниципальными флагами, на которых, выпустив когти, извивались голубые драконы, стояли вазы с хризантемами, забавно поблескивая серебром либо темно отливая золотом в потоке танцующих. И Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава этот поток, подхлестываемый вскипающим, как шампанское, вихрем звуков прекрасного германского оркестра, ни на миг не прекращал собственного головокружительного движения. Встретившись взором с танцующей подругой, Акико отрадно ответила ей на кивок. В это мгновение к Акико мотыльком разлетелся очередной кавалер: он как будто бы заплутался.

Акико знала, что глаза французского офицера неотрывно Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава смотрят за каждым ее движением. Видимо, в этом еще не свыкшемся с Японией иноземце вызывала энтузиазм легкость, с которой Акико плясала. Неуж-то эта очаровательная женщина живет, точно куколка, в домике из бумаги и бамбука? Неуж-то из разрисованной зеленоватыми цветами мисочки величиной с ладонь она ест Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава рис, захватывая его тонкими палочками? Эти вопросы, казалось, мерцали в его приветливой ухмылке, во взоре. Для Акико это все было ново и в то же время лестно. Наверное, потому каждый раз, когда ошеломленный взор кавалера устремлялся к ногам Акико в роскошных розовых туфельках, они с еще большей легкостью начинали скользить Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава по зеркальному полу.

В конце концов офицер увидел, что его схожая на малеханького котенка партнерша утомилась, и участливо заглянул ей в лицо:

— Будем еще плясать?

— Нон, мерси, — твердо ответила запыхавшаяся Акико.

Тогда офицер, продолжая вальсировать, повел Акико, ловко лавируя, через колышущиеся волны узоров и цветов к вазам с Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава хризантемами. Сделав последний тур, он усадил даму на стоявший там стул и, выпятив грудь, опять склонился в уважительном, на японский манер, поклоне.

Станцевав еще польку и мазурку, Акико под руку с французским офицером спустилась по лестнице, по обеим сторонам обсаженной 3-мя рядами хризантем, белоснежных, желтоватых и бардовых, в большой зал Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава.

Там посреди исчезавших и вновь появлявшихся фраков и оголенных плеч показывалось огромное количество столов, сервированных серебром и хрусталем,— на одних лежали горы мяса и трюфелей, на других высились башни из сандвичей и мороженого, на третьих были воздвигнуты пирамиды из гранатов и инжира. У стенки, где были высажены хризантемы, стояла Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава роскошная золотая решетка, увитая умело изготовленными виноградовыми лозами. Посреди листьев висели похожие на осиные гнезда фиолетовые гроздья винограда. У решетки стоял отец Акико с каким-то государем 1-го с ним возраста и курил сигару. Лицезрев Акико, отец, очень удовлетворенный, кивнул ей и здесь же оборотился к собственному знакомому Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава, опять задымив сигарой.

Офицер с Акико направились к одному из столов и взяли мороженое. От Акико не ускользнуло, что ее кавалер не может оторвать глаз от ее рук, волос, шейки, окутанной голубой бархоткой. Это, очевидно, льстило девице. Но в некий миг в ней не могла не шевельнуться характерная дамам подозрительность. И Акутагава Рюноскэ. Избранное 6 глава когда мимо их прошла юная дама, на вид германка, в черном бархатном платьице с приколотой к груди красноватой камелией, Акико, побуждаемая этой подозрительностью, произнесла:

— Как великолепны европейские дамы!

С внезапной серьезностью офицер покачал головой.


aktualnost-temi-virus-kori.html
aktualnost-vibrannoj-temi.html
aktuarnie-rascheti-referat.html